+7(495)740-37-89 Пн. - Пт. 09:00-20:00
inf@magnus-expert.ru Круглосуточно
Заказать звонок

Необычный суд и стоимость бизнеса

20.06.2019

Спор двух предпринимательниц из-за продажи ателье в Москве вынудил гражданскую коллегию Верховного суда (ВС) разъяснить нижестоящим инстанциям, как надо толковать условия договора. Покупатель ателье настаивала, что договор предусматривает продажу не только оборудования, но и помещения, которое не принадлежало продавцу. Суды позицию поддержали, увидев в действиях продавщицы обман и недобросовестность. Однако ВС обратил внимание на текст договора: в нем прямо указано, что помещение находится в аренде.

Мухабат Файзуллаева купила у Юлии Черторыжской ателье с оборудованием для шитья: «4 швейных машинки, парогенератор, портновский манекен, вешало напольное и настенное, 2 стеллажа, раскройный стол и гладильный стол» за 2 млн руб. Помещение продавец арендовала у торгового центра и сдала в субаренду покупательнице. Когда арендатор прекратил договор с торговым центром, Мухабат Файзуллаеву как субарендатора попросили освободить помещение.

Покупательница обратилась в суд, требуя признать куплю-продажу ателье недействительной. Она, очевидно, попыталась доказать обман: вместо помещения с оборудованием ей досталось только оборудование.

Дело, впрочем, примечательно не столько самими требованиями истицы, сколько тем, что суды, похоже, поддержали их, изучив договор лишь частично. Обе инстанции признали, что был обман со стороны Юлии Черторыжской (ст. 179 ГК), и признали куплю-продажу недействительной. Суд исходил «из буквального толкования условий договора с учетом буквального значения слов и выражений: “переходит от продавца к покупателю”, “передача прав на ателье”, “право собственности на ателье”». Значит, по мнению суда, к Мухабат Файзуллаевой должно было перейти право собственности не только на оборудование, но и на помещение. А продавец знала, что это условие невыполнимо. Увидели здесь суды и недобросовестность продавца, потому что она сознательно ввела покупательницу в заблуждение.

Но, как следует из определения ВС, текст договора подтверждает обратное. В договоре прямо написано, что помещение находится в субаренде у покупателя до истечения срока договора аренды продавца с торговым центром. Предполагалось, что Мухабат Файзуллаева заключит новый договор аренды самостоятельно. Она могла и должна была знать об этом, отметил ВС. Но в этой части нижестоящие инстанции из буквального толкования не исходили.

Суды могла смутить высокая цена договора: 2 млн руб., притом что цена оборудования по отчету оценщика составила чуть больше 70 тыс. руб. Продавщица объясняла, что продается готовый и разрекламированный бизнес с оборудованием и клиентской базой. На услуги ателье есть спрос, именно поэтому Мухабат Файзуллаева согласилась с ценой.

Этот договор, таким образом, может быть иллюстрацией того, как на практике оформляются сделки по продаже малого бизнеса. Самый ценный актив ― клиенты и репутация ― включается в цену, но в тексте договора не отражается. Это очередное подтверждение того, что в бизнесе стоимость нематериальных активов может в разы превышать стоимость материальных.

Гражданская коллегия отправила дело на пересмотр в апелляцию.

Источник: Zakon.ru

Новости, Оценка бизнеса , , , , ,

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
avatar
  Подписаться  
Уведомление о